Новости

Верховный суд расширил возможности арбитражного управляющего по розыску имущества должника и разрешил истребовать сведения об имуществе детей и супругов должника

В поле зрения суда высшей инстанции попало очень интересное дело о довольно насущной проблеме финансовых управляющих – получение сведений о имуществе, зарегистрированном не только на супруге должника, но и на его детях. Суть дела, следующая:
           В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Рассветова Сергея Аликовича (далее – должник) его финансовый управляющий обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с ходатайством об истребовании у Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу (далее – Росреестр) информации о наличии зарегистрированного в отношении должника, его супруги и детей – Рассветова И.С. (24.08.1998 г.р.) и Рассветова А.С. (27.06.2006 г.р.) недвижимого имущества или имущественных прав на недвижимое имущество; копии регистрационных дел в отношении имущества или имущественных прав указанных лиц.      
Определением суда первой инстанции от 27.09.2020, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 30.11.2020 и округа от 24.02.2021, заявление удовлетворено в части предоставления информации в отношении должника и его супруги, в остальной части в удовлетворении заявления отказано.
           В кассационной жалобе на указанные судебные акты, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, финансовый управляющий, ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просит их отменить в части отказа в удовлетворении заявления.
           Суды первой и апелляционной инстанции мотивировали свой отказ тем, что, согласно п. 41 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее – постановление № 45), исходили из того, что сведения об имуществе детей не относятся к сведениям об имуществе должника, поскольку законом не предусмотрен режим общей совместной собственности родителей и детей.
           При этом суды указали, что информация об отчуждении должником своего имущества в пользу детей может быть получена путем анализа иных документов должника (выписки по банковскому счету, полученные из Росреестра сведения и т.д.). При невозможности ее получения финансовый управляющий вправе истребовать конкретные доказательства в рамках соответствующих обособленных споров (например, об оспаривании сделок).
           Между тем, Верховный суд сделал очень важные выводы для правоприменительной практики.
Суд указал, что пунктом 9 статьи 213.9 Закона о банкротстве установлена обязанность гражданина по требованию финансового управляющего предоставлять ему любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств, кредиторах и иные имеющие отношение к делу о банкротстве гражданина сведения, при неисполнении которой финансовый управляющий вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об истребовании доказательств у третьих лиц.
Целью положений пункта 3 статьи 213.4, пункта 6 статьи 213.5, пункта 9 статьи 213.9, пункта 2 статьи 213.13, пункта 4 статьи 213.28, статьи 213.29 Закона о банкротстве в их системном толковании является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами, а также недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела (пункт 42 постановления № 45).
Поиск активов должника становится затруднительным, когда имущество для вида оформляется гражданином на иное лицо, с которым у должника имеются доверительные отношения. В такой ситуации лицо, которому формально принадлежит имущество, является его мнимым собственником (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), в то время как действительный собственник – должник – получает возможность владения, пользования и распоряжения имуществом без угрозы обращения на него взыскания по долгам со стороны кредиторов. Чем выше степень доверия между должником и третьим лицом, тем больше вероятность осуществления последним функций мнимого собственника. Также на выбор мнимого собственника в существенной степени влияет имущественная зависимость третьего лица от должника.
В рассматриваемом случае финансовый управляющий просил у суда содействия в получении информации об имуществе, принадлежащем детям должника, ссылаясь в том числе на вероятность сокрытия имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, путем его передачи в пользу детей.
По общему правилу у несовершеннолетних детей отсутствуют собственные источники дохода и возможность в связи с этим самостоятельно приобретать какое-либо имущество (статья 28 Гражданского кодекса Российской Федерации). В соответствии со статьей 26 Гражданского кодекса Российской Федерации у несовершеннолетних детей имеется право на совершение сделок только с письменного согласия своих законных представителей (в рассматриваемом случае – родителей). Дети старше 18 лет, обучающиеся по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет также могут находиться в имущественной зависимости от своих родителей (абзац десятый статьи 2 Федерального закона от 15.12.2001 № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»).
Таким образом, дети являются той категорией лиц, которая может быть использована должником для вывода имущества посредством создания фигуры мнимого держателя активов. Учитывая вероятность подобного развития событий, требования арбитражных управляющих о предоставлении сведений об имуществе, принадлежащем детям должника, подлежат удовлетворению при наличии даже минимальных сомнений в фиктивном оформлении на них имущества несостоятельного родителя.
Предложенный судами способ получения информации о принадлежащем детям имуществе путем анализа иных документов должника влечет затягивание процедуры банкротства, недостижение положительного результата и невозможность, в связи с этим выявления и оспаривания сделок с целью возврата имущества в конкурсную массу.
Делая эти выводы, суд, по сути, расширил полномочия финансовых управляющих о получении реальной картины состава имущества должника. Действуя недобросовестно, должники стараются всеми возможными способами «вывести» активы на более контролируемых лиц, тем самым нанося вред имущественным правам кредиторов.

С судебным делом можете ознакомиться по ссылке
Made on
Tilda